В Кремле разыгрывают большую ливийскую партию

В Кремле разыгрывают большую ливийскую партию

Военная операция международных сил в Ливии, призванная предотвратить атаки преданных Каддафи войск на противников режима, стала проверкой на прочность российской власти и тандема Медведев-Путин.
 
Резолюция Совета Безопасности ООН, давшая зеленый свет военной операции против режима Каддафи, обнажила разногласия внутри российского правящего тандема. Президент России Дмитрий Медведев, выступая перед журналистами 21 марта в Москве, назвал недопустимым высказывание премьер-министра Владимира Путина, сравнившего военную операцию в Ливии с «крестовыми походами».

Ливийский водораздел

Глава российского государства отметил, что не считает неправильной резолюцию по Ливии. Дело в том, что Россия воздержалась при голосовании, по сути, молчаливо одобрив решение Совбеза. «Эта резолюция в целом отражает и наше понимание происходящего в Ливии, но не во всем. Поэтому мы своим правом вето не воспользовались», — пояснил Медведев. Таким образом он ответил на сделанное ранее заявление премьер-министра России Владимира Путина, назвавшего резолюцию ООН «неполноценной и ущербной».

Как считает политолог, президент информационно-исследовательского центра «Панорама», участник инициативной группы по выдвижению Владимира Буковского кандидатом в президенты России и подписант обращения российской оппозиции «Путин должен уйти» Владимир Прибыловский, все, что происходит вокруг ситуации с Ливией — это часть большой политической игры Владимира Путина. «Чтобы там у нас не говорилось в Конституции, внешнюю политику России определяет реально Владимир Путин. Для имиджа на Западе Путину нужно быть миротворцем, поэтому и воздержались, а не голосовали против», — уверен Прибыловский. К тому же, добавил эксперт, твердое большинство внутри страны еще с югославской войны выступает против  западного вмешательства в дела разных стран. По мнению Прибыловского, как бы к этому не относились разные люди в Кремле, «они должны учитывать наличие такого общественного мнения, хотя бы словесно».

Не исключил политолог и наличие в данном случае особого «плана Путина». Согласно этой теории, позиция России во время голосования в ООН и последовавшая затем реакция на события в Ливии могли быть просчитаны заранее. «В Кремле реально оценили: война все равно будет. Россия, точнее Кремль, из этой войны может что-то для себя и извлечет, в плане цен на нефть, например, — рассуждает эксперт. — А потом команда Путина эту войну резко осудит, но это уже в первую очередь для своего народа».

Спор по вопросу Ливии — внутриполитическое дело России

В том, что послание, сделанное Владимиром Путиным, адресовано было не только и не столько Западу, сколько электорату внутри самой России, уверен и Михаил Виноградов, президент фонда «Петербургская политика» и советник центрального исполкома партии «Единая Россия». К такому выводу эксперта склонило даже не само заявление Владимира Путина, сравнившего военную операцию в Ливии с «крестовыми походами», а ответ на него Дмитрия Медведева.

«Я думаю, что главное в полемике Медведева и Путина — это, конечно, внутриполитические изменения, которые продемонстрировали заметное расширение границ допустимого в поле публичных дискуссий между президентом и премьером, — заявил Виноградов в интервью Deutsche Welle. — Хотя в принципе подобные ситуации раньше складывались, но такого полноценного конфликта не происходило».

Причем, Путин, по словам эксперта, в данном случае высказывался достаточно искренне. Как рассуждает Виноградов, психологически премьер-министр любые действия по отношению к тоталитарным странам традиционно связывает и проецирует на Россию. Причем эта проекция у Путина значительно более реальная, чем у Медведева. Очевидно, что премьер-министр все более активно стремится присоединиться к резонансным темам и только за последнюю неделю он делал это дважды, напоминает политолог. Первый раз он высказался в связи с ситуацией в Японии, второй раз — по событиям в Ливии.

Медведев начинает, Путин выигрывает

Если действия премьера по укреплению собственного имиджа Михаил Виноградов считает успешными, то положение, которое занял в итоге президент, напротив можно назвать проигрышным. Профессор международного эколого-политологического университета Сергей Черняховский, известный своими аналитическими работами по изучению российских политических элит и один из ведущих экспертов по левой оппозиции в России, объясняет, что Медведев больше думает не о представлении интересов России, а о том, как он будет выглядеть в глазах Запада. Кроме того, указал эксперт, Медведев находится в зависимости и под сильным влиянием лидеров других стран.

Разлад в тандеме — надуманная проблема?

Гораздо менее радикально настроен политолог, директор агентства политических и экономических коммуникаций Дмитрий Орлов, по совместительству являющийся консультантом администрации президента России и советником секретаря президиума Генерального совета партии «Единая Россия». «Я думаю, что это — большая сложная игра, многофакторная, и это не свидетельство того, что Россия не в состоянии выработать какой-то курс в отношении Ливии, — констатировал Орлов. — Курс выработан и он реализуется. Просто есть разные методы демонстрации нам этого курса, и есть центры, которые заинтересованы в демонстрации нам противоречий между Медведевым и Путиным».

Позиция президента РФ, по словам эксперта, действительно более открыта Западу, а позиция премьера очевидно более жесткая. В данном случае, заявил Орлов, он склоняется к тому, чтобы принять позицию Путина, поскольку считает его правым, когда тот говорит, что резолюция ООН «не может разрешать всем и все, а должна содержать конкретный инструментарий и конкретные цели». «Но я убежден, что системных противоречий в тандеме не было, нет и не будет», — подытожил Дмитрий Орлов.

Похожие публикации

Отзывов нет на «В Кремле разыгрывают большую ливийскую партию»

Ваш отзыв:

Имя (обязательно):
Почта (обязательно, не публикуется):
Сайт:
Сообщение (обязательно):