Умирает зайчик мой

Советские принципы управления экономикой Беларуси привели к острому кризису — национальная валюта “зайчик” падает на глазах, сотни тысяч граждан теряют работу, из магазинов выметают даже соль

Катастрофическое падение белорусского рубля по отношению к мировой валютной корзине круто изменило жизнь страны. Еще недавно жители Беларуси покупали доллар по 3 тыс. руб., теперь платят за него 7 тыс. Страна переживает острый финансовый кризис.

Правда, купить доллары можно и по цене нацбанка — 5 тыс. белорусских рублей, но только отстояв двое, а то и трое суток в очереди в обменный пункт. В эту очередь люди идут, вооружившись надувными матрасами и одеялами.

Среди потерпевших от кризиса — Виталий и Елена, недавно поженившиеся жители Минска. Го д назад молодые люди взяли валютный кредит на квартиру и теперь каждый месяц выплачивают банку по $ 370.

Эта сумма не была для них обременительной до тех пор, пока Елена не осталась без работы: ее компания отправила сотрудников в бессрочные отпуска. Зарплата Виталия — 2 млн руб. ($ 400 по официальному курсу) — пока позволяет платить по кредиту, но молодая семья с ужасом ждет дальнейшего падения рубля.

Согласно официальному признанию властей, у Елены среди соотечественников около 600 тыс. товарищей по несчастью, так называемых валютных безработных — тех, кто ушел в бессрочные отпуска из-за того, что компании, в которых они трудятся, не могут купить валюту, необходимую для работы.

По данным Минского столичного союза предпринимателей и работодателей, в действительности таких безработных намного больше — порядка 1,5 млн граждан, или треть работающего населения страны.

Тем временем бушующий уже три месяца кризис гонит цены вверх — они растут со средней скоростью 10 % в неделю. Белорусы сметают с магазинных полок все — от спичек до норковых шуб. Огромные очереди стоят на заправках — там стоимость топлива растет ежедневно. И самые большие толпы — возле банкоматов: по Минску гуляет слух, будто нацбанк собирается ввести ограничения на снятие налички — до 60 тыс. руб. ($ 12 по официальному курсу) в сутки.

При этом не желающая сдаваться власть настаивает: с начала года инфляция составила лишь 15 %. А премьер-министр Беларуси Михаил Мясникович заявил, что считает рост цен на продукты и другие товары вполне объективным и связанным с мировой конъюнктурой цен на энергоносители: “Растут цены на нефть и газ, и они [цены на продукты] будут расти”.

В то же время в поразившей Беларусь финансовой катастрофе экономисты винят в первую очередь руководство страны, допустившее ряд серьезных экономических ошибок. А также закрытость белорусской экономики, фиксированный курс национальной валюты и внушительный перевес объема импорта над экспортом — в 2010 году разрыв достиг $ 7,5 млрд, что на 35 % превышает показатель 2009-го, добавляет Александр Жолудь, старший экономист украинского Центра перспективных исследований. В Беларуси явно назрела острая необходимость экономических реформ.

Молчание Кремля

Пока же ситуация в белорусской промышленности становится все более угрожающей: одно за другим прекращают или частично приостанавливают работу предприятия. Так, значительная часть местных нефтеперерабатывающих заводов сначала заявили, что в нынешней ситуации вынуждены работать с убытками даже при максимальной загрузке, а потом и вовсе закрылись “на ремонт”.

Специалисты утверждают, что на частных предприятиях, занимающихся импортом, а также связанных с импортными комплектующими или сырьем, кризис сказался в первую очередь. В то же время Беларусь просрочила выплаты российскому Газпрому: у нее просто нет валюты, чтобы рассчитаться за газ.

Кризис бьет не только по молодым работающим белорусам, но и по главной гордости социальной политики президента Александра Лукашенко и его электоральному оплоту — пенсионерам.

Пожилая жительница Бреста Алла Степанова ходит в магазин несколько раз на дню — закупает впрок макароны, сахар, соль, спички, подсолнечное масло и даже уксус. “Что будет с “зайчиком”, никто не знает, продукты дорожают каждый день. Поэтому запасаюсь впрок, а то потом из-за дорожающих лекарств не будет что кушать”, — объясняет белоруска.

Пенсия Степановой — 600 тыс. руб. Еще месяц назад это было почти $ 200, а сегодня они превратились в лучшем случае в $ 100.

Степанову и прочих сограждан Бацька просит немного потерпеть. “Да, сложновато сегодня, — констатирует президент. — Вырулим. Через один два месяца мы забудем все валютные неурядицы”.

До последнего времени как манны небесной он ждал валютных поступлений из-за рубежа — их ему обещал президент РФ Дмитрий Медведев. Однако визит российского премьера Владимира Путина в Беларусь, состоявшийся 19 мая, развеял надежды Бацьки. Как оказалось, максимум, на который можно рассчитывать, — $ 1 млрд из антикризисного фонда Евразийского экономического сообщества, членом которого является Беларусь.

Да и эти деньги готовы дать только в обмен на продажу россиянам крупнейших госпредприятий. В частности, Россию интересуют 50 % Белтрансгаза (компании, занимающейся транзитом и поставками газа в Беларуси), половина которого уже принадлежит всесильному Газпрому. За оставшуюся часть пакета, согласно подсчетам российского министра финансов Алексея Кудрина, Минск может выручить $ 3 млрд.

Пока Лукашенко продавать “фамильное серебро” не торопится. Эксперты объясняют его медлительность тем, что, если Россия скупит локомотивы белорусской экономики, Бацька потеряет значительную часть влияния в собственной стране. Подтверждением этому служат его слова, резюмирующие визит Путина, — что белорусам необходимо “сжав зубы, стоять до конца”.

Кроме того, $ 4 млрд — это слишком мало для стабилизации ситуации, убеждает Корреспондент экс-глава нацбанка Беларуси Станислав Богданкевич. По его подсчетам, для того чтобы все вернуть на круги своя, Беларуси необходимо в этом году как минимум $ 12 млрд.

К тому же ситуация усугубляется тем, что в стране катастрофически растет отрицательное сальдо внешней торговли. В первом квартале 2011 года оно увеличилось в сравнении с началом 2010-го в три с половиной раза — до $ 2,4 млрд.

Главный экономист Европейского банка реконструкции и развития Эрик Берглоф констатирует: “Было бы иллюзорным считать, что вливание дополнительных средств в экономику Беларуси изменит ее фундаментальные проблемы”.

Впрочем, кредитов нет и от Запада: там от Беларуси требуют освобождения всех политзаключенных, оказавшихся в тюрьмах после протестов в день президентских выборов 19 декабря. Однако Лукашенко никого щадить не собирается.

На условиях анонимности один из политических активистов объяснил Корреспонденту: “Власть душит оппозицию в назидание другим: ведь если бы манифестантов в декабре никто не бил дубинками и не сажал в тюрьмы, армия безработных в Минске сегодня могла бы штурмовать резиденцию. А так — все боятся”.

Жесточайший жим

Лукашенко в разгар кризиса продолжает эту же стратегию — “жесточайший жим” он пообещал согражданам еще в апреле. Теперь в стране вспоминают о временах и методах генсека СССР Юрия Андропова.

Так, в середине мая в крупнейшем гипермаркете Гродно, Неман, в 12 часов дня — за час до официального обеденного перерыва — магазин блокировала милиция. У всех посетителей переписывали личные данные и уточняли, почему они в рабочее время находятся не на работе.

Такая же история произошла и в Бобруйске, в магазине Виталюр. Руководители предприятий сообщили своим подчиненным, что теперь в отпуска все будут уходить со специальной справкой — на случай проверок.

В школы также стали приходить люди в штатском и интересоваться настроениями учеников — выражают ли дети должную лояльность власти.

Эксперты оценивают эти шаги президента как стремление отвлечь страну от экономических неурядиц. Причем Лукашенко не проводит необходимых реформ, потому как боится, что в этом случае “его предаст собственный электорат — пенсионеры, государственные чиновники, работники госпредприятий”, убежден Леонид Заико, руководитель аналитического центра Стратегия.

В целом аналитики в перспективе уверены в стабилизации в Беларуси — независимо от того, будет отпущен курс белорусского рубля или останется фиксированным.

Причем Михаил Колиснык, кандидат экономических наук, управляющий партнер фирмы FinArt Smart Solutions, в прошлом — декан Киево-Могилянской бизнес-школы, не исключает, что для стабилизации ситуации белорусскому руководству посредством ряда уступок все же удастся получить помощь от России.

“Это, во-первых, увеличивает зависимость страны, во-вторых — является локальной мерой, потому что подрастающему поколению придется унаследовать растущий долг”, — говорит эксперт

 

Похожие публикации

Отзывов нет на «Умирает зайчик мой»

Ваш отзыв:

Имя (обязательно):
Почта (обязательно, не публикуется):
Сайт:
Сообщение (обязательно):