Российские политики в современной истории

Российские политики в современной историиРоссийские политики в современной историиРоссийские политики в современной историиРИА Новости, А. Соломонов
| Купить иллюстрацию1/2

Приезжают россияне и все скупают. Горбачев был на том замечательном барселонском Форуме 2004 и ничем не смог привлечь к себе внимание. Сейчас он пытается придать значимость 20-й годовщине августовского путча, когда пропитанные водкой остатки советской номенклатуры пытались захватить власть, изолировав Горбачева на даче в Крыму (тогда весь Запад знал его исключительно как Горби).

Именно тогда Борис Ельцин забрался на танк, обратился с речью к москвичам и получил в свои руки власть. Другой почерк, но та же водка. Сейчас Медведев предпринимает меры по борьбе с употреблением алкоголя в обществе с весьма низким уровнем рождаемости.

Нынешнему обществу неинтересен исторический опыт и прецеденты. Наиболее обеспеченные россияне совершают покупки, а Горбачев дошел до того, что рекламирует сумки Луи Виттона (Vuitton) на фоне той самой Берлинской стены, 50-летие строительства которой недавно отмечалось.

Утрата исторической памяти делает бесчувственным наше общество, которое, подобно огромному киту, выброшено на песчаную отмель.

А некрологи –этот возвышенный жанр британской прессы-, между тем, не обманывают. Смерть выкашивает былых героев. Не так давно уходили из жизни последние участники Первой мировой войны. А сейчас умирают уже воины Второй мировой, сражавшиеся на передовых рубежах.

В воскресенье появился некролог, посвященный артиллерийскому офицеру, прославившемуся во время боевых действий в Италии. В понедельник скончался подполковник, прошедший сквозь пекло боев Дюнкерка, а затем отличившийся в Арденнском сражении. Все они заслуживают элементарных почестей хотя бы потому, что умерли, хотя уже и не существуют для новых поколений.

А внизу мы наблюдаем перемещение странных сил и симметрий исторических событий. В The Daily Telegraph недавно был опубликован некролог, посвященный британскому офицеру, скончавшемуся в возрасте 93 лет, который был удостоен высших военных наград за Дамасскую битву 1941 года. Взятие Дамаск –который тогда находился ни более и не менее, как под властью режима Виши- представляло собой важнейшую задачу для союзных войск. Надо было не допустить, чтобы Сирия превратилась в оплот гитлеровской Германии на Ближнем Востоке. Да, прошло семьдесят лет с тех пор, как тот военнослужащий навсегда покрыл себя славой во время контратаки на танки противника. Да, семьдесят лет до тех пор, как Дамаск стал свидетелем «арабской весны», столь же переменчивой, сколь и неоднородной.

Точно так же и в России, которая при Горбачеве, а затем в еще большей степени при Ельцине открыла свои двери для рыночной экономики, появился новый средний класс, скупающий все на Коста Браве. Активно путешествует и покупает и новый китайский средний класс.

Кого сейчас интересует, что одна из основных целей коммунизма заключалась в ликвидации буржуазии и господствующих классов, а также капитализма, религии, семьи, свободы и собственности. Интересно, кто будет находиться у власти в Дамаске через семьдесят лет. Столько всего произошло, что возможно даже возникновение временного прообраза мирового правительства. Или начало новой эры космополитизма. Или возврат мира в эпоху родоплеменных отношений. Или исчезновение Европы в результате нехватки воды.

В конце концов, в Нормандии и Париже, в Арденнах и Берлине, как и во всей еврозоне, люди используют новую валюту. Снова идут разговоры об элементах экономического правительства для Европы. И это происходит в дни, когда отмечается 50-летие строительства Берлинской стены, фактически разделившей Европу, стены, которые интеллектуалы-неототалитаристы вспоминают с благоговением и бесстыдством. Еще один патологический случай утраты исторической памяти.

Но, послушайте, а кем был Франко? И кому в голову пришла идея европейской интеграции? Что мы помним об Эйзенхауэре или Де Голле? Кто помнит, откуда пришел Хосеп Таррадельяс (Josep Tarradellas)? И где находится этот чертов Дамаск?

По бульварам утраченной исторической памяти бродит Горбачев со все более изношенными чемоданами. Мало кого интересует, на чьей стороне был Негрин (Negrín) во время Гражданской войны в Испании, сколько периодов республиканского правления было в Испании, что такое период перехода к демократии после Франко или Кортесы Кадиса.

После распада СССР возникли пятнадцать новых государств. Вот так запросто, одним махом, и при этом не все одинаково богатые. Сегодняшние власти Дамаска, воплощение одной из самых кровавых диктатур в мире и подозреваемые, к тому же, в причастности к целому ряду преступлений, развязали бойню против гражданского населения.

И вот тут появляется Горбачев со своим изношенным чемоданом, заявляя, что нынешнее российское руководство «наихудший вариант коммунистической партии». Оп продолжает винить во всех своих бедах Ельцина. В Дамаске Башар аль Асад обещает вести себя хорошо и при этом подвергает бомбардировкам восставшие города. Это еще не глобальный хаос, а возврат к многосторонней неразберихе, которая канула в прошлое.

Набор новых чемоданов не гарантирует безопасности. Неожиданно мы начинаем осознавать, что все меняется, но непонятно, в какую сторону. Разумеется, не в сторону восстановления памяти. Мы уже давно приняли решение забыть о прошлом.

Мы как песчаные барханы с берегов Кадиса, которые стоят там с незапамятных времен. А когда дует ветер со стороны Гибралтарского пролива, засыпают дороги и улицы. И никто не знает, что делать.

Похожие публикации

Отзывов нет на «Российские политики в современной истории»

Ваш отзыв:

Имя (обязательно):
Почта (обязательно, не публикуется):
Сайт:
Сообщение (обязательно):